«Красное и чёрное»

Спектакль «Красное и чёрное», поставленный в Российском академическом Молодежном театре режиссером Юрием Ереминым по одноименному роману Стендаля, удивляет зрителя еще с афиши — например, именами актеров, написанными напротив имён сыгранных ими героев.

Не думаю, что я ошибусь, отметив, что актеры Петр Красилов и Нелли Уварова, сыгравшие главные роли в этом спектакле, ассоциируются у неискушенного зрителя с героями сериала «Не родись красивой», в котором они продемонстрировали свой талант в полной мере. Я имела честь посмотреть на этих актеров в совсем неожиданных для них на мой взгляд, ролях — Жюльена Сореля и госпожи Реналь.

«Красное и чёрное»

Спектакль первым делом поражает необычной, на мой взгляд, сценографией (сценограф — Валерий Фомин). Первым делом обращаешь внимание на то, что действие происходит почти при полном отсутствии декораций. Довольно непривычно наблюдать игру актеров на тёмном фоне стены, двери и окна, словно схематично начертанных на бумаге. Потом начинаешь замечать, что одежда героев меняет цвет: костюмы актеров, имеющие необычную геометрическую форму, изначально белых и бежевых оттенков, во время действия постепенно «окрашивались» в красный цвет (во втором акте – в черный). По задумке сценографа Валерия Фомина и художника Виктории Севрюковой, «пятна» на одежде имели такой вид, как будто кто-то провел по ней измазанной в краске кисточкой — да не просто по одежде, а по самим героям. Создавалось впечатление, что действующие лица спектакля меняются прямо на глазах зрителя. Этакая художественная метафора — изобразить внутреннее состояние человека, степень его одержимости страстями, не только при помощи актерского искусства и музыкального сопровождения, но и при помощи сценографии и костюмов. И это выглядело зловеще. Но не сразу начинаешь это понимать — поначалу я видела просто полупустую сцену и актеров в одежде одинаковых оттенков, как будто мы оказались на репетиции спектакля, а не на самом спектакле.

На общем черном фоне сцены выделялись только герои с пятнами на одежде и окно на стене, которой во время первого акта постепенно становилось красным, а во время второго — чёрным. Окно красил герой, существующий лишь в голове Жюльена — художник Мале (актер Алексей Блохин). Время он времени Жюльен начинал разговаривать с Мале. Кроме того, художник в перерывах между сценами громко произносил зловещие цитаты классиков, предсказывающие развитие дальнейших событий. Становилось жутко.

Пьесу по роману Стендаля «Красное и чёрное» написал режиссер-постановщик спектакля — Юрий Еремин. Тем, кто знаком с романом, бросается несоответствие между характерами героев спектакля и характерами персонажей книги. Поначалу игра актеров кажется не особо впечатляющей, поскольку в эти моменты ты пытаешься рассмотреть в Нелли Уваровой Нелли Уварову или хотя бы Катю Пушкареву, а потом уже только Луизу Реналь. Петр Красилов, постоянно повышающий тон, чтобы придать своему герою должный вид честолюбца и гордеца, тоже оставляет некое несоответствие между образом Жюльена Сореля и комедийным амплуа Красилова. В его герое не чувствуются такое тщеславие, гордыня, еле скрываемая в себе ненависть к дворянству, присущие книжному Жюльену; он выглядит как просто несдержанный гордец, позволяющий себе нескромные выпадки в адрес хозяина. А госпожа Реналь в спектакле не производит впечатление простодушной скромной женщины, не знающей теплоты и ласки мужа, находящей смысл жизни в материнстве. Ее муж господин Реналь в исполнении Виктора Цымбала не выглядит корыстным недобрым человеком, не склонным к сантиментам; я увидела в нем весельчака и любящего мужа, время от времени возмущающимся смелыми ответами воспитателя своих детей. Конечно, уложить такое сложное произведение в трехчасовой спектакль сложно, и поэтому, наверное, характеры героев были изменены, а возникшая между Жюльеном и мадам Реналь любовь и появление этой любви были показаны так, как бы это было при таких характерах таких персонажей, а не как у героев Стендаля.

«Красное и чёрное»

Как уже и было упомянуто, художник Мале, постепенно символично закрашивающий черное окно в красный цвет, по ходу действия произносил производящие сильный эффект цитаты Байрона, Монтень, Шекспира, Гете, Шопенгауэра, Малевича. Эта роль для Александра Блохина, мне кажется, была самой необычной, поскольку, как я уже говорила, этот художник со зловещей кисточкой в руках существовал лишь в голове Жюльена, и его слова слышали только Жюльен и зрители. Мне показались самыми впечатляющими несколько фраз:

«Если бы строили дом счастья, самую большую комнату пришлось бы отвести под зал ожидания» (Жюль Ренар).

«Любовь — это прекрасный цветок, но чтобы сорвать его, нужно подойти к самому краю пропасти» (Стендаль).

«Главное значение черного — смерть» (Малевич).

Как я считаю, несуществующий художник Мале — это образ, наводящий ассоциации с русским художником-авангардистом Казимиром Малевичем, автором знаменитых картин «Черный квадрат» и «Красный квадрат». Наверное, окно, которое он красил на сцене, и призвано представлять собой эти картины. Становится понятным, что режиссер Еремин и сценограф Фомин проводят параллели между спектаклем «Красное и чёрное» и картинами Малевича «Чёрный квадрат» и «Красный квадрат». Поэтому этот спектакль, как и творчество Малевича, позволяет зрителю, полагаясь на собственное восприятие и видение жизни, самому додумать все те детали и моменты, которые не были показаны на сцене. Ты смотришь на темную спальню госпожи Реналь, где она предается запретной страсти с Жюльеном, а видишь не просто полупустую черную комнату с белой кроватью — воображение само начинает дорисовывать и предметы интерьера, и детали костюмов.

К концу второго акта, когда черный квадрат был уже почти закрашен в красный, в диалогах стали появляться шутки, в постановке — комические моменты. Большинство из их были построены на том, как общался Жюльен Сорель с другими героями: маркизом де ля Молем (его играет Алексей Маслов), его сыном Норбером (Дмитрий Бурукин), дочерью Матильдой (Анна Ковалева), графом Круазнуа (Денис Шведов) и Вольером (Олег Зима). С мужчинами Жюльен вёл себя до комичного высокомерно: комичность этих моментов выражалась в том, что он видел в каждом слове и действии знатных мужчин признаки неуважения к себе по причине своего низкого происхождения.

«Красное и чёрное»Когда же Жюльен начинал общаться с Матильдой, это тоже выглядел довольно смешно: зрители в зале были в восторге от того, как они беседуют друг с другом, потому что было видно, что движет ими не любовь. Матильда сразу показалась мне экстравагантной особой, склонной к авантюрам — из-за этой склонности она и стала любовницей Жюльена (решив, видимо, что роман с простолюдином при всей её гордости из-за своего высокого происхождения – это романтично). Не читай я книгу, никогда бы не подумала, что ей только девятнадцать лет. Жюльен же, когда взбирался по лестнице к окну Матильды на первое свидание, терзался вовсе не предчувствиями любви (как и в книге). Он боялся, что его схватят, боялся, что записка от Матильды с признанием в чувствах — всего лишь шутка над ним, сыном плотника, поверившим в то, что его могла полюбить дочь маркиза. «Нужно убрать лестницу», — сказала Матильду Жюльену, когда он, наконец, оказался в ее комнате. «Зачем?» — спросил Жюльен. «Если кто-то заметит ее возле моего окна, это будет сложно объяснить». Именно с этого момента, вызвавшего смех в зрительном зале, стало понятно, что роман героев — это не взаимное притяжение друг другу на фоне возникшей сильной симпатии и влюбленности, а столкновение двух гордецов, которые по своим причинам вступили в эти отношения. Эти отношения противопоставляются отношениям Жюльена и мадам Реналь. Чувство Луизы было показано как роковая любовь, как страсть, с которой она не могла справиться, пойдя на измену мужу. Даже со стороны Жюльена были чувства, пусть и возникшие из его желания доказать самому себе, что его может полюбить жена мэра и что он может взять ее ручку в свою практически на глазах ее мужа.

«Красное и чёрное»

Мы увидели отличие диалогов Жюльена с дочерью маркиза де ля Моля от полных драматизма его диалогов с мадам Реналь — диалогов мужчины и страстно влюбленной в него женщины, разрывающейся между своими чувствами к любовнику и своей честью, материнским долгом. Матильда же разрывалась от желания гордо бросить любовника-простолюдина и действительно гордо бросала его, а потом порывалась вернуть, совершая пафосные и бессмысленные действия ради своей любви — к примеру, она театрально отрезала локон своих волос, сопровождая это действие громкой речью. Все чувства Матильды Жюльен выразил в своей фразе, обращенной к ней: «Вы не можете быть уверены, что можете любить меня хотя бы одну неделю».

«Меня чуть не убил мой собственный любовник, — воскликнула Матильда де ля Моль в исполнении актрисы Анны Ковалевой в другой своей сцене во время объяснения с Жюльеном. — Как интересно!».

Наблюдая за актерской игрой Петра Красилова, я, как обычный зритель и читатель не могла не отметить следующее: Жюльен, пожалуй, не любил по-настоящему ни одну из женщин, которые призвались ему в любви. Чувство его к Матильде и в книге, и в спектакле возникло из задетой гордости: переменчивая девушка часто вдруг начинала его отвергать и каждый раз в последний раз. Честно говоря, мне не показались эти два героя привлекательными ни в книге, ни в спектакле. Но стоит отметить, что в книге он были показаны героями с гаммой противоречивых чувств, людьми думающими, мечтающими — в общем, людьми настоящими, чьи характеры любовно прорисованы Стендалем на страницах его произведения, чьи противоречия и мотивы поняты. В спектакле же Жюльен и Матильда показались мне скорее собирательными образами, нежели чем людьми. Я думаю, так было задумано режиссером, потому что все-таки нельзя уместись такое сложное и длинное литературное произведение «Красное и черное» в трёхчасовый спектакль. Хотя про мадам Реналь, к примеру, я так не подумала — мне не казалась она образом. Я видела женщину, влюбленную и страдающую, имеющую положительные черты и отрицательные, обиженную и обидевшую. Размышляя о том, зачем же она написала под диктовку своего духовника то злосчастное письмо о Жюльене отцу Матильды, героиня Нелли Уваровой произнесла фразу: «Да, я ревновала», но она произнесла ее так, что стало понятно всё: и её ревность, и её раскаяние. Это тот был тот момент, когда герой произносит только одну фразу, но произносит ее так, что ему не нужно добавлять больше ничего, чтобы рассказать о своей жизни и своих чувствах.

Гениальным, на мой взгляд, было то, как режиссер-постановщик Юрий Еремин решил показать сцену с прочтением письма Луизы Реналь. Луиза стояла на сцене и произносила слова из своего письма вслух, а на сцене рядом с ней в этот момент были и Жюльен, и маркиз де ля Моль, которые это письмо читали совсем в другом французском городе. То есть это был интересный эффект присутствия героини в тот момент, когда читают ее письмо, которое определило всё. Дух захватывало.

«Красное и чёрное»

Затем на сцене происходило следующее: Жюльен, как мы знаем, был изгнан из дома маркиза и отправился мстить своей бывшей возлюбленной — мадам Реналь. Он выстрелил в неё, но этот момент показан не был, всё происходило очень быстро, и вот мы уже видим Жюльена в тюрьме. В конце произведения Стендаля Жюльен Сорель все-таки пожалел о том, что не ценил время, в которое был счастлив, предаваясь честолюбивым мечтам и высокомерию. Конец книги был жутким: казалось, ты сидишь в тюрьме и ждешь казни вместе с Жюльеном Сорелем. Однако когда я наблюдала за происходящим на сцене, я не испытала подобных чувств. Как-то не верилось, что Жюльен скоро умрет в расцвете своих лет — может быть, из-за того, что не были показаны размышления героя, его новые мысли, чувства и сожаления. Просто в какой-то момент в тюрьме появилась пришедшая навестить любимого госпожа Реналь, и они вместе с Жюльеном стояли в свете прожекторов у того самого окна, которое во время действия окрашивалось то в черный цвет, то в красный, и, как Ромео и Джульетта, признавались друг другу в любви.

В целом мне показалось, что это главные темы этого спектакля — это любовь и страсть, жизнь и смерть. Он построен на контрастах, буквально окрашен в два цвета — в красный и в черный. Я не могу сказать, что «Красное и чёрное» стал моим любимым спектаклем, но впечатление, он, несомненно, производит сильное.

Be first to comment